Александр Ширвиндт: «Жду, когда Ломоносов в лаптях с рукописью припрётся»

«Стол завален пьесами, а ставить нечего», — пожаловался «АиФ» худрук театра сатиры.

Памяти сатиры

Валентина Оберемко, «АиФ»: Александр Анатольевич, открылся новый сезон, что нового будет в Сатире? 

Александр Ширвиндт: Это 94-й, через год будет 95-й! Хотя в связи с пенсионной реформой 95 скоро станет молодёжным возрастом. Что касается Сатиры, то это кличка, которую театру дали в советское время. Театр Гоголя, Театр Сатиры, Театр Моссовета — идиотская условность. Отменить, очевидно, невозможно, так и висят эти бирки. Сейчас уже лучше написать: «Театр памяти сатиры».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *