Борис Клюев: «Мне прописали покой. Чуть с ума не сошел!»

ародный артист России на открытии театрального сезона родного М­алого театра поделился с «АиФ» наболевшим: «Новшествами» на разных сценах многие прикрывают творческую беспомощность».

«Обнажёнка — не предмет для искусства»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Борис Владимирович, сегодня театральный мир разделился. Кто-то говорит: на сценах ц­арит вседозволенность, надо вернуть цензуру, а кто-то считает: свободы не хватает, художники чувствуют давление государства. 

Борис Клюев: Не цензура, но вкус должен быть. А вкус — это та же цензура. В театре категорически нельзя ругаться матом, нельзя показывать обнажёнку — мне кажется, это не предмет для искусства. У нас ещё есть много физиологических процессов, которые мы делаем, но это не значит, что мы должны всё это вытаскивать на сцену. Люди иногда просто прикрываются этим, а на самом деле это их беспомощность творческая, неумение прочесть автора, правильно сформулировать и поставить пьесу, неумение выбрать актёров, работать с ними. Прошло очень много лет после того, как всё разрешили, но, к сожалению, не вырос ни один Товстоногов, Эфрос, да и актёров мало выдающихся. Способные есть. Крупный план дайте мне, и я вам сразу скажу, хороший это артист или нет. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *