Драма Валентина Смирнитского. Что скрывал всеми любимый Портос

Прекрасный актёр победил собственное пагубное пристрастие, но, как признавался сам, не смог уберечь сына.

Валентин Смирнитский родился 10 июня 1944 года в Москве. В советское время не было принято хвалиться своими дворянскими корнями, поэтому о том, что его прадед по материнской линии был генерал-аншефом и генеральным прокурором Тифлиса, Смирнитский рассказал лишь после развала СССР.

С пьянством завязал

Дед актёра Сергей Николаевич тесно дружил с певцом Александром Вертинским. Да и дед по отцовской линии тоже был из дворян и в царской армии работал военным врачом. Отец актёра был сценаристом документального кино. Как говорил потом Валентин Георгиевич, влияние папы оказало сильное воздействие на то, что он пошёл учиться в Театральное училище Щукина.

Активно сниматься Смирнитский привык ещё со студенческой скамьи: «Последний месяц осени» и «Двое». Потом были более заметные работы: «Королевская регата», «Семь стариков и одна девушка», «Удар! Ещё удар!», «Щит и меч» и др.

Но, конечно, всенародная слава к артисту пришла после роли в картине режиссёра Георгия Юнгвальд-Хилькевича. В популярнешей музыкальной киноленте «Д’Артаньян и три мушкетёра» актёр сыграл Портоса. Слава обрушилась неимоверная: Смирнитского каждый узнавал на улицах, его начали зазывать в гости. Весёлые застолья привели к тому, что на долгое время у артиста возникли проблемы с алкоголем. Но, к счастью, Смирнитский сумел побороть тягу к водке.

«Портос — это круто!»

Несмотря на то, что потом в кино Валентин Смирнитский сыграл десятки ролей, для миллионов зрителей он по-прежнему ироничный и бравый Портос. Это подтверили картины «Мушкетёры двадцать лет спустя», «Тайна королевы Анны, или Мушкетёры тридцать лет спустя» и «Возвращение мушкетёров, или Сокровища кардинала Мазарини», пользовавшиеся хоть и не таким огромным, как первая часть, но всё же успехом у публики.

А вот в личной жизни, в отличие от карьеры, у артиста всё складывалось непросто. Лишь в четвёртом браке известный актёр обрёл семейное счастье: в конце девяностых годов, играя какое-то время в «Театре Луны», он познакомился с Лидией Рябцевой, заместителем директора театра. Её собственный брак давно трещал по швам, и они со Смирнитским решили жить вместе. Её старшей дочери Эле на тот момент было 14, Марине, младшей — 11. Лидия пригласила их в гримёрку Валентина Георгиевича, сказав, что они давно дружат с одним актёром и хотят быть вместе. Девочки, узнав в мамином поклоннике популярнейшего и любимого исполнителя роли бравого мушкетёра, в один голос воскликнули, что Портос — это очень круто.

Одно время Лидия Рябцева поднимала вопрос о рождении общего ребёнка, но Смирнитский сказал, что в однокомнатной квартире всё это будет не слишком удобно. Как признаётся супруга актёра, она жалеет, что не родила в своё время от любимого мужа… А потом уже было поздно. К счастью, с дочерьми жены — Мариной и Эльвирой — у актёра сложились прекрасные отношения, Валентин Георгиевич в интервью подчёркивает, что все они члены одной семьи.

Сына упустил

А вот с единственным собственным сыном артиста произошла драма. Иван Смирнитский родился в 1974 году от второго брака актёра с переводчицей Ириной, у которой уже была дочь от первого брака. Супруги расстались, потому что после съёмок в картине «Д’Артаньян и три мушкетёра» поклонниц у артиста были тысячи. Искушений он не смог избежать. Узнав об амурных похождениях Смирнитского, Ирина забрала дочь и ушла от мужа. А их общий сын Иван стал жить поочерёдно у двух своих бабушек.

Сын рос вдали от отца, поэтому для актёра было шоком, когда выяснилось, что Ваня стал употреблять наркотики. Мать парня старалась скрыть ото всех и вся этот недуг, но всё же о наркомании Смирнитского-младшего узнали в один момент: в 16 лет его увезли на «Скорой помощи» после передозировки.

Валентин Смирнитский оплачивал лучшие клиники для сына, на это уходили все гонорары артиста. Ваня не спорил с отцом и лечился. Но, едва покинув больницу, отправлялся за наркотиками снова.

В какой-то момент у артиста появилась надежда на то, что сына он вылечил: после полугода нахождения во французском специализированном лагере скаутов, где была разработана особая программа по лечению юных наркоманов, Иван вернулся к нормальной жизни. Он поступил в Тимирязевскую академию, женился.

Но спустя какое-то время он вернулся к своему страшному пристрастию. Снова передозировка. Валентину Георгиевичу сообщили о смерти 26-летнего сына, когда артист был на гастролях в Америке. Потом Смирнитский не раз говорил в интервью, что считает себя виновным в смерти сына, так как всю жизнь жил отдельно от Ивана и не уделял ему достаточного внимания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *