Харрисон Форд: «Жизнь — это всегда борьба, что вчера, что сегодня»

Все детали фильма «Бегущий по лезвию-2049», который выходит на экраны, до последнего держались в строжайшей тайне.

Однако создатели ленты не скрывали, что главную роль — офицера полиции Рика Декар­та, вынужденного выискивать и уничтожать репликантов (искусственно созданных людей, вышедших из повиновения) — снова сыграет Харрисон Форд.  

Чтобы не начался хаос

Форд — мужчина с внешно­стью, типичной для американского вестерна. Ростом выше среднего, костлявый и крепко сложённый. Несмотря на то что комната, в которую он вошёл, была довольно просторной, в помещении тут же стало как-то тесно — сразу почувствовалось присутствие действительно большой личности. Личность к тому же оказалась ещё и с чувст­вом юмора. 

Харрисон Форд:  — Здравствуйте (здоровается за руку)! Извините, что задержались. 

Маргарита Стюарт, «АиФ. Европа»: — Господин Форд, за 35 лет столько изменилось, да и вы тоже. Каково возвращаться в тот же образ?

— Фильм тоже изменился. Если действие первого фильма происходило в 2020 г., то второго — в 2049-м. Так что и мой герой не остался прежним. 

Я не могу пока сказать вам больше, так как для этого придётся слишком много рассказывать о фильме, а это нам не разрешено до его премьеры. Так что придётся вам поверить мне на слово. Лишь намекну: во втором фильме действуют репликанты гораздо более высокого уровня, и распознать их намного труднее.  

— Вопросы, касающиеся сверх­умных роботов, сегодня обсуждаются во всём мире. Многие верят, что лет через 20-30 человеку и делать-то будет нечего. Не случится так, что роботы с успехом заменят актёров, а кое-кто из звёзд будет вынужден встать в очередь за бесплатным супом?

— Должен вас поправить: в «Бегущем» не роботы, а репликанты. То есть практически те же самые люди, только сделаны… как бы это выразиться поделикатнее… ну, скажем, не с тем же удовольствием, с каким делаются дети. 

Вот вы смеётесь, а зря. На этот раз я совершенно серьёзен. Ведь даже процесс создания даёт будущему человеку очень многое — то, что делает человека человеком и что не позволит репликантам стать актёрами. Съёмки фильма — это же не статический процесс: сценарист написал, режиссёр решил, как всё сделать, актёры прочитали текст, посмеялись, поплакали, а камера всё сняла. Нет, всё постоянно меняется, не только режиссёр и сценарист фонтанируют идеями, но и актёры прямо по ходу предлагают что-то своё. Мы амбициозны в хорошем смысле, мы умеем общаться на интуитивном уровне. У нас появляются какие-то свои идеи, и мы сразу же вплетаем их в процесс. Репликанты этого не смогут. Да и зачем репликантам становиться актёрами? Каждого из них создавали с уже заданной профеcсией — быть обслуживающим персоналом для человека, делать какую-то определённую работу. 

— Значит, место им на Земле есть, и довольно законное. Зачем вы их тогда уничтожаете?

— Далеко не всех, а только тех, которые, так скажем, забыли своё место и решили заняться не тем, чем им в буквальном смысле на роду написано. Тех, которые стали самостоятельно думать и решать, которые решили «выбиться в люди». Это уже становится опасным для их же создателей. Таких репликантов надо уничтожать, чтобы не нарушать порядок в мире. Когда нет порядка, начинается хаос.

«Трудности меня не пугают»

— Это, знаете ли, смахивает на законы рабовладельческого строя: мол, родился в низшей касте для обслуживания высшей и не рыпайся, даже если ты семи пядей во лбу. А как же быть с американской идеей равных возможностей, согласно которой любой бедняк может стать миллионером?

— Вы смешиваете две совсем разные вещи. Придётся опять вернуться к процессу создания, вернее, к разнице между двумя процессами. В подробно­сти каждого вдаваться не буду — время дня сейчас неподходящее. Скажу только, что человека не рождают для какой-то определённой профессии, с заранее заданными социальными функциями. Не рождают для того, чтобы именно этим индивидуумом заполнить определённое место или нишу. Первую часть своей жизни человек развивается более-менее самостоятельно и потом уже выбирает своё предназначение. 

Репликантов создают уже готовыми исполнителями определённых функций, и, если они начинают исполнять другие, которые в них изначально не заложены, значит, произошёл какой-то сбой. Одного хотения и даже способности само­обучаться и совершенст­воваться недостаточно, чтобы править миром. Для этого нужно быть человеком.

— Многие из моментов, показанных в первом фильме, в 1­980-е воспринимались как чистая научная фантастика.

— Согласен! Генная инженерия, например. А сейчас кого ею удивишь? Технологии развиваются настолько быстро, что наши дети будут жить в совсем другом мире.

— Вас это не пугает? И вообще, как вы представляете себе наше будущее?

— То, что следующее поколение будет жить в других реалиях, меня не пугает. Это происходит со дня сотворения мира. Когда я был молод, я жил в мире, отличном от того, в котором жили мои родители. А они, в свою очередь, в отличном от мира своих предков. Но перемены, хоть и происходят быстро, всё равно случаются не все сразу и в одночасье. 


«Бегущий по лезвию 2049»: андроиды тоже плачут

Как я представляю будущее? Да никак! Я не стараюсь его себе представить и живу просто день за днём. Я, конечно, не отношусь к нему безразлично, ведь у меня у самого дети. Но, например, я сам и моё будущее были сформированы обстоятельствами времени моего дет­ства. Это война, всевозможные конфликты. Наши дети и их будущее формируются сейчас, а время сегодня тоже очень непростое. Понимаете, жизнь — это всегда борьба. Что вчера, что сегодня. Будет борьба и завтра. И как мы выросли подготовленными к нашим, так и наши дети вырастут подготовленными к тем трудностям, с которыми они будут сталкиваться. Да, трудности будут другие, но и дети наши другие. Что останется неизменным, так это эмоции — радость, грусть и человеческие взаимоотношения. Это помогало нам, поможет и им. 

— Вы были одним из первых, давших согласие на съёмки во втором фильме «Бегущий по лезвию». Вам так полюбилась роль Бегущего?

— Бегущий — это не роль, это профессия, работа. Я почти 35 лет был не у дел! Кому нравится быть безработным? А тут опять наняли. Какой дурак откажется? Тут уж хватай и беги (смеётся). 

А если серьёзно, это было волнительно и интересно — вернуться и сказать правду. (Несколько секунд молчит и потом смеётся.) Сказать правду? Неужели я сейчас и вам тут правду сказал?    

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *