Король спецэффекта. Чему наш Роу их Спилберга научил

45 лет назад, 28 декабря 1973 г., ушёл из жизни человек, без которого наше детство было бы тусклым, блёклым и неинтересным. Звали его Александр Артурович Роу.

Говоря об этом режиссёре, невозможно удержаться от одной аналогии. Владимир Даль пишет «Словарь живого великорусского языка». Александр Роу снимает самые русские фильмы. Первый — сын датчанина и немки, второй — сын ирландца и гречанки. Но оба становятся не просто русскими, а русскими эталонами. И оба приходят к этому, очарованные русскими сказками. Даль записывает и обрабатывает «Курочку Рябу» и «Снегурочку», а Роу устанавливает канон русской киносказки. Многие уверены, что все старые фильмы-сказки начинаются стандартно: открывается резное окошко, и бабуля-сказительница выдаёт классическое «В некотором царстве…». А ведь так начинаются только фильмы Роу. Да и то лишь 4 из 14 его сказок. Но какой эффект! Который стократно усилится, если знать, кем была эта самая «бабушка в окошке».

Душа ребёнка

Анастасия Зуева — ученица Станиславского, одна из ярчайших актрис МХАТа, женщина, которой Борис Пастернак посвящал стихи, а тут мизерная роль в детском кино. Но она соглашается, и с большой радостью — таково было обаяние Александра Роу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *