Пустить шедевр с молотка. Можно ли на аукционе купить подделку?

Иногда на торгах между коллекционерами разгорается настоящий бой.


Гендиректор Аукционного дома Егоровых Николай Егоров
рассказал «АиФ» о тонкостях продажи шедевров искусства.

«А Рерих-то поддельный!»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: — Николай Алексеевич, художник Илья Глазунов, царствие ему небесное, говорил «АиФ»: «Сегодня торгуют не картинами, а бумажками — заключениями экспертов. Невооружённым глазом видно: на многих аукционах треть — точно подделки».

Николай Егоров: — Во-первых, бумажки, без­условно, имеют место быть. Ни один коллекционер не будет покупать дорогостоящую вещь без экспертного заключения. У нас есть свой эксперт, уважаемый Вадим Сергеевич Погодин, который ещё в советские времена занимался установлением подлинности и оценкой предметов искусства. Как-то нам принесли пейзаж Рериха, и Погодин по манере мазков и ряду художественных особенностей заподозрил, что это подделка. Позже мы связались с экспертом, который специализируется именно на Рерихе. Он подтвердил то же самое.

В мире всё больше развиваются технологические средства экспертизы. К примеру, анализ химического состава помогает удостовериться, что материал, на котором картина написана, — это материал именно той эпохи. Анализ мазков, штрихов, связующие, пигменты — всё можно проверить. А многие коллекционеры хорошо разбираются в картинах и без экспертизы.


Фальшивый Шишкин и ошибки коллекционеров. Эксперт о подделках картин

— Настолько хорошо?

— Вы, наверное, отличите почерк Марьиванны от почерка соседа Васи, если хорошо с ними знакомы. То же самое происходит и с живописью: если человек приобрёл много работ этого художника, если знает период его творчества, ему не нужны никакие бумажки. Заключение в данном случае — это скорее уже проформа, обеспечивающая в будущем сопровождение картины.

— Во многих фильмах картины воруют прямо в музее, вырезая из рамы. А вашему аукционному дому пытались всучить краденое?

— Была попытка, но мы её пресекли на ранней стадии. Поступило предложение с Украины выставить на торги картину знаменитого Василия Поленова. Судя по нашей проверке, эта работа была раньше в музее. К счастью, существует Госкаталог, в который внесены основные произведения российских государственных музеев. Есть и так называемые «чёрные справочники», где перечислены похищенные предметы. Мы всё смотрим, всё проверяем.

Вспоминая Остапа Бендера

— А бывали у вас ситуации, как у Ильфа и Петрова в «12 стульях», когда Бендер и Воробьянинов упустили коллекцию и потом отлавливали каждый предмет по отдельности у других покупателей?

— Однажды мы выставили на продажу пятитомник, причём по желанию его хозяина каждый том отдельным лотом. В итоге один человек успел взять 4 тома, а пятый том у него в последнюю секунду увели. Человек очень сильно расстроился, обиделся, сказал, что отказывается от покупки. А через две недели он позвонил, сказал, что хочет купить все 5 томов, делайте что угодно! Мы связались с покупателем пятого тома, спросили, не может ли он продать книгу страждущему. Покупатель отказался. Поскольку страсти накалялись, то, подняв своих «книжников», мы нашли недостающий том, но уже по совсем другой цене.

— Часто в кино показывают, что два покупателя едва ли не убить друг друга готовы, когда борются на аукционе за одну и ту же вещь.

— Острая борьба у нас не редкость. На книжном аукционе выставили лот — две маленькие, тоненькие книжки о Петре I, которые стартовали в районе 5 тыс. рублей, а ушли за 100 тыс. Ещё одну вещь, которая стартовала с 78 тыс. рублей, в итоге мы продали за 900 тыс. (по кратности самый большой подъём цены). Но если бы я с вещью, за которую бились покупатели, вышёл к метро, показал прохожим и спросил, за сколько вы её купите, боюсь, мне бы сказали: нам это вообще не надо. (Улыбается.) Ценность лота могут определить только коллекционеры.

Ориентировочная цена Нестерова — 6 млн рублей

— Недавно много шума наделала рекордная продажа картины Леонардо да Винчи «Спаситель мира» на аукционе Christie’s. А какие топ-лоты у вас?

— Топ-лотом декабрьских торгов станет прекрасная работа, которую принесли нам наследники Михаила Василь­евича Нестерова. Это «Фигура юноши» — фрагмент его картины «Чудо», которая выставлялась во многих странах, а в 1920-е гг. была сначала серьёзно изменена, а затем уничтожена автором. Вот что писал о выставленном на наши торги фрагменте в 1943 г. знаменитый архитектор Щусев: «Михаил Васильевич Нестеров долго и настойчиво работал над идеей „Души русского народа“. Обычно воплощал он эту идею в образе вдохновенного русского мальчика, в котором таятся зародыши вдумчивого характера русского народа с его терпением, настойчивостью и глубиной. Настоящий фрагмент является одним из вариантов этой идеи, прекрасно разработанный в полутонах на фоне зелени».

— За сколько вы планируете его продать?

— Стартовая цена — 4,7 млн рублей. Ориентирочная — 6 млн.

— А кто ещё дорого продаётся из художников? Полагаю, это старые добрые Шишкин и Айвазовский?

— На прошедших аукционах живописи и графики мы продали немало работ русских и советских мастеров, таких как Василий Поленов, Борис Кустодиев, Лев Лагорио, и многих других. Из более необычных имён — Вадим Сидур, его графика всегда пользуется спросом. На прошлом аукционе было 3 работы Сидура, все они выросли более чем в три раза каждая от старта.

— Есть такая говорящая шутка: хороший художник — мёртвый художник. Почему больше ценятся те мастера, которые уже умерли?

— Скажем так: аудитория покупателей в настоящий момент больше ориентирована на классическую живопись. Лучше продаются мастера прошлого: и дореволюционные, и советские. Вероятно, это связано с тем, что художник уже не может написать повторов картины, поэтому вещь и вырастает в цене. Хотя мы продавали и работы Сергея Николаевича Андрияки, и ещё ряда хороших художников из ныне живущих и успешно творящих.

— Вы произвели на меня впечатление ценой на Нестерова — 6 млн! Получается, вы работаете для олигархов?

— У нас есть очень разные покупатели. Среди них есть знаменитости и представители списка «Форбс».

— Тогда задам наивный вопрос: а может ли простой читатель «АиФ» у вас что-то купить?

— А почему нет? Есть среди наших покупателей и скромные пенсионеры, которые продают одну редкую книгу, чтобы купить другую. Чтобы покупать, быть миллионером необязательно — мы рады всем увлечённым людям. У нас стоимость лотов начинается от 1000 рублей. Мы сейчас занимаемся разными направлениями — это живопись, графика, бронзовая скульптура. Есть направление букинистическое — старинные книги, плакаты. Цены на них вполне демократичные. Но интересно, что эта вещь будет уникальная, с историей. Именно это отличает её от того, что можно купить за те же деньги в магазине.


Тест: Сколько стоит картина?

Кстати

Чем аукционный дом отличается от обычного антикварного магазина?

В антикварном магазине цены фиксированные, а на аукционе финальная цена определяется в результате торгов, в которых могут поучаствовать все желающие. Перед каждым аукционом обычно выпускается каталог, его электронная версия публикуется на сайте аукционного дома, а мы ещё о наиболее интересных лотах рассказываем в соцсетях. Поэтому о вещах, выставленных на аукционе, узнаёт гораздо большее количество потенциальных покупателей, чем их может зайти в антикварный магазин. Участвовать в аукционе можно не только лично, но и по телефону, через Интернет или оставив заочную заявку.

Купить на аукционе можно самые разные вещи. Это и живопись, и графика, и книги, и печатные раритеты (антикварные географические карты, гравюры, плакаты). А весной мы готовим проведение аукциона редких автомобилей.

Крупнейшие мировые аукционные дома Sotheby’s и Christie’s — это бизнес-империи с оборотами во многие миллиарды долларов, мы ориентируемся на их опыт.

Самые интересные статьи АиФ в Telegram – быстро, бесплатно и без рекламы

аукционыживописьподделка картин

Подписка

Имя:

E-mail:

Главное за день
АиФ. Дача

Подписаться

Хочу получать рассылки

Политика о конфиденциальности

Наверх


Оставить
комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *