Вера Васильева: «Всё, о чём мечтала, сошлось»

Народная артистка СССР, легенда Театра сатиры Вера Кузьминична Васильева рассказала «АиФ» о любви, дочери, которая у неё появилась, и знаменитых современниках.

Колбаса — как праздник

— В Москве мы жили в коммуналке в комнате, которую разгородили фанерой: выделили родительский закуток, где спали мама с папой, в другом закутке мы обедали. У меня две сестры — старше на 10 и на 8 лет. А потом родился ещё маленький братишка. Папа трудился на заводе шофёром, а на маме были дом и мы, дети. Жили бедненько, но весело, дружно. Были рады любому пустяку. Бутерброд с сыром или колбасой — большой праздник. А так — картошка, капуста. Мама была женщина активная, деятельная. А папа — очень тихий, романтичный, чувствительный. Помню, читал Толстого, потом очки снимал, плакал и говорил: «Как же хорошо написано». Мне многое передалось от него — терпеливость, покладистость. А от мамы — целеустремлённость: как захочу, так и сделаю. Например, я решила: если не буду артисткой, то не буду жить. Будучи подростком, решила покончить жизнь самоубийст­вом. Взяла бритву и здесь вот (показывает на руке) стала нажимать. Видите, даже сохранились шрамчики беленькие на коже. Было больно, но кровь шла не очень сильно, потому что глубоко надрезать не получилось — лезвие было тупым. Потом осознала: «Придёт мама, попадёт мне за это». Завязала ранку, закрыла её рукавом кофточки, и никто ничего не заметил.

Почему хотела уйти? Во-первых, у нас водились мыши, которых я очень боялась. А потом я Чарскую читала много, Лукашевич — у них героини умные, красивые, с тонкой талией, учатся хорошо. Красота, шедшая от книг, была для меня очень желанной. А жить некрасиво, как я жила… Лучше вообще не жить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *