Владимир Грамматиков: «Российскому зрителю российское кино — бесплатно»

Режиссёр Владимир Грамматиков рассказал АиФ.ru о новом проекте компании Disney «Счастье — это…» и проблемах молодых кинематографистов.

Компания Disney в России запустила продолжение социокультурного проекта «Счастье — это…», цель которого — помочь молодым российским кинематографистам снять кино для большого экрана. АиФ.ru узнал подробности у председателя жюри проекта, креативного продюсера компании Disney в России, режиссёра, сценариста, актёра Владимира Грамматикова.

Елена Яковлева, АиФ.ru: Владимир Александрович, расскажите, как появилась идея первого проекта «Счастье — это …»?

Владимир Грамматиков: Всё началось с проблемы отсутствия кадров в семейном кино. Когда мы захотели сделать историю в стиле Disney, ничего не получалось, потому что все наши драматурги находятся в какой-то тяжелейшей депрессии. Про что-то трагичное — это они напишут с полпинка, а что-то прозрачное, внятное, светлое — нет. Тогда, почти пять лет назад, я пришёл к нашему генеральному директору Марине (Марина Жигалова-Озкан — генеральный директор ООО «Уолт Дисней Компани СНГ» — ред.) и предложил на высших курсах сценаристов и режиссёров сделать спецнабор: «Режиссура и драматургия семейного кино». Драматургию вёл Бородянский Саша, а режиссуру я. На золотом фонде фильмов Disney, на золотом фонде советского детского и семейного кино мы учили драматургов писать, а режиссёров снимать.

Мы проделали очень серьёзное работу, но об этом знают немногие, а мы хотим, чтобы о наших подвигах знали все. Что втихую подвиги делать? Поэтому я предложил Марине устроить всероссийский конкурс для молодых кинематографистов и снять альманах. Марина предложила тему «Счастье — это …» и разделили конкурс этапы на два сегмента: для профессионалов и непрофессионалов. Получили гигантское количество заявок, более 3500, из которых жюри выбрало лучшие. 7 утверждённых сценариев вывесили на сайт, чтобы молодые режиссёры написали экспликации по истории, которая им больше нравится. В результате конкурса отобрали несколько молодых режиссёров.

7 режиссёров начали работу, а чтобы синтезировать новеллы, доверили их снимать одному оператору. Музыку писал один композитор, работал один художник по костюмам и один художник-постановщик.

— У вас одновременно работали 7 неопытных режиссёров, как удалось организовать и без того непростой съёмочный процесс?

— Конечно, каждый режиссер требовал всё: чтобы у него был вертолёт, чтобы у него был кабинет в Центре международной торговли и именно на 32-м этаже и прочее, прочее. Но мы сделали так, чтобы была зависимость, и если график собьёт один режиссёр, в сложную ситуацию попадет следующий. Это всё-таки действует на психофизику. Мы выстроили их в строгом порядке друг за другом и сказали: «Вперёд!»

Пока мы всё утверждали, выбились из графика, наступил ноябрь-декабрь, а это короткие световые дни. И, тем не менее, мы сняли полнометражную картину, состоящую из 7-ми новелл, за 26 съёмочных смен. Честно скажу, это фантастика. Например, Никита Михалков «Пять вечеров» снял за 25 смен, но там один интерьер, всё под боком, а у нас столько объектов, столько актёров, и каждый режиссер пел свою песню.

— Я знаю о ещё одном вашем подвиге — в кинотеатрах фильм показывали бесплатно …

— Да. Что же нам один подвиг? Нам череда нужна! Мы сделали бесплатный прокат. Мы сказали: российскому зрителю российское кино — бесплатно! Это был подарок. Счастье нельзя продавать. Счастье можно только дарить.

Наш альманах бесплатно посмотрели в 182 городах России. Огромный социальный слой населения, который не может позволить себе сходить всей семьей в кино, в итоге получил возможность посмотреть российское кино. Это, я считаю, очень здорово.

— Вы, наверняка, следите за судьбой молодых кинематографистов, которые работали над первым проектом. Похвастайтесь, как складывается их карьера?

— Мы не рассчитывали на то, что они сразу получат по полнометражной картине и прочее. Нет. Но они все в профессии, и это главное: кто-то в рекламе, кто-то на телевидении, кто-то работает над созданием сериалов. 

Сейчас я набрал актёрскую мастерскую во ВГИКе. Конкурс был 237 человек на место, попали условно 26-28 человек. Спросите меня, сколько останутся в профессии? Максимум 3-4 человека из курса. И дело не в том, что сейчас пришло такое время, такова многолетняя практика. Поэтому мы счастливы, что участники «Счастья» остались в профессии, уверены, что в ближайшее время увидим их полный метр. Не сомневаюсь, что мы о них ещё услышим.

Новое «Счастье»

— Первый альманах «Счастье — это…» вышел на экраны весной 2015 года, а когда вы решили, что второму проекту «Счастье — это…» быть?

— Мы это решили сразу, но нужно было взять паузу на осмысление. Мы считаем, что первый проект получился успешным со всех точек зрения, не случайно он был поддержан Советом Федерации и указом Президента В.В. Путина стал частью программы Года культуры-2014.

Когда мы впервые объявляли конкурс идей, чувствовалось недоверие. Ведь существует огромное количество конкурсов, тендеров, которые ничем не закончились. Нам нужно было убедить молодое сообщество в том, что победят действительно хорошие, талантливые работы. Никаких блатов, никаких приоритетов, понимаете? Можно было запихнуть в проект пару человек с наших курсов, но нет. Потому что всё было реально, это был честный конкурс.

— Есть ли у второго «Счастья» принципиальные отличия от первого?

— Принципиальных нет. Проект будет также состоять из нескольких этапов: профессиональных и всенародных конкурсов. Единственное, что в прошлый раз мы стали заложниками идей, которые отобрали, а теперь хотим собрать творческую группу, которая напишет все 7 сценариев. То есть, например, во время «Конкурса сценаристов» будут отбираться не сами идеи, а талантливые писатели.

— Расскажите про жюри проекта и как они будут помогать молодым кинематографистам во время работы?

— Мы обновили жюри, из старого состава у нас остались только Паша Лунгин и Володя Хотиненко. У нас получилась очень интересная команда: по профессиям, по взглядам, по мироощущению, по миропроживанию они все разные. Мы взяли режиссёра, продюсера, замечательного человека Джаника Файзиева, который очень интересно ведёт мастерскую во ВГИКе. Мудрейшего человека, тактичного, умного писателя Сергея Лукьяненко. Талантливейшую Аню Михалкову — ну что тут говорить. Всем нам известных Федора Бондарчука, Андрея Мерзликина и победительницу прошлого «Кинотавра» Оксану Карас. Она молодая, энергичная, со своим видением, и это хорошо.

Каждый из них проведёт тематические встречи. Например, у Лукьяненко миллион экранизаций, он много размышлял о литературе, драматургии, кино, и я бы сам с удовольствием его послушал. Володя Хотиненко и Паша Лунгин — чистые кинематографисты, хочу попросить их рассказать о коротком метре, его особенностях: какие бывают жанры, какие интереснее? Для меня самого этот вопрос остается открытым. Надеюсь, что мы поговорим об этом и о многом другом с этими замечательными людьми.

— Прокат фильма будет некоммерческим, при этом каждый, кто будет работать над альманахом, получит гонорар?

— Да, и это не сверхзадача. Конечно, любой труд должен быть оплачен, мы понимаем, что молодой человек должен посвятить проекту время, а значит, мы лишаем его другой возможности заработать. Но деньги в этом проекте идут абсолютно третьим планом. Важно в этом проекте, знаете, что? Энергия! Она увеличивается с каждым шагом. Это значительно интереснее, выше, продуктивней, инновационней, чем: «Вот тебе пять миллионов, гуляй, Вася. Делай всё, что хочешь». Не получится. А получается, когда собираются в спорах, когда жилы на шее надуваются, но выходит. Вот и у нас то же самое.

Самый страшный порок молодой режиссуры — знаете в чём? Они хотят снять эпохальное кино. Они хотят выйти и снять то, что никто никогда до них не делал. Но все это уже было. Не нужно эпатажности. Просто скажи, что ты хочешь: соберись и пойми, что именно ты хочешь сказать.

— Приём конкурсных работ в рамках продолжения проекта «Счастье — это…» был запущен на официальном сайте 9 июня. Как много заявок уже прислали?

— На сегодняшний день пришло 700 заявок. Но честно скажу, у них пока не самый высокий уровень. Сейчас в основном пишут дети. Основной поток заявок от профессионалов мы ждем к концу сентября, хотя уже сейчас есть интересные варианты, которые мы для себя отобрали.

— А если бы вы сами принимали участие в конкурсе не как профессионал, а как любитель, какую бы историю отправили на конкурс?

— Дайте подумать… Конечно, у меня в жизни было много счастливых мгновений, но нельзя описать счастье ребенка, который поймал большую рыбу. Я до сих пор помню то потрясение, когда вытащил вот такого судака (разводит руки в стороны) на канале, на чёрном шлюзе. И если бы сейчас мне подарили машину Bentley, это не произвело бы на меня такого впечатления, как когда я эту рыбину на глазах у других рыбаков вытаскивал (смеётся).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *